Бердянские новомученики – люди удивительной судьбы и блистающей святости!

Бердянские новомученики – люди удивительной судьбы и блистающей святости!

o.OlegВек ХХ явил миру новых мучеников и исповедников за веру Христову. И, конечно, в первую очередь, этот подвиг обращен к нам — людям, находящимся в лоне Православной Церкви. Однако, их сила духа, их жизнь, их противостояние злу и стояние за Истину так и не стали, к сожалению, примером для подражания в реальной жизни. Подвиг мученичества последних времен до сих пор остается недооцененным, и часто воспринимается православным народом, как нечто далекое, почти сказочное. И те печальные процессы, которые мы наблюдаем в современной  церковной жизни – прежде всего, предпочтение внешнего благочестия и обрядоверия глубокому внутреннему самоанализу – все это уже было в нашей истории и во многом способствовало революционным событиям 1917 года.

Октябрьская революция, и последовавшая за ней гражданская война, ввергли бердянскую землю в общий водоворот тех страшных кровавых событий, которые разыгрались во всей Российской империи. Гонения против Церкви, развернувшиеся повсеместно, отягощались в наших краях еще и тем, что здесь был один из центров махновского движения, о чем до сих пор, почему-то, с гордостью вспоминают некоторые местные жители. Как известно, Нестор Махно свою неприязнь к Церкви и священникам выражал вполне определенно.  

С началом гонений, в первую очередь стали закрывать и уничтожать храмы в сельской местности, и тамошние священники, спасаясь от преследований и голодной смерти, стекались в Бердянск и объединялись вокруг настоятеля главного городского храма —  Вознесенского собора. Им в начале 20 годов стал протоиерей  Виктор Киранов.  Отец Виктор родился 8 марта 1881 года в селе Мануйловка, Каларовского (ныне Приморского) района. Он происходил из древнего болгарского священнического рода.   Сведения о роде Кирановых и гонениях на православных  христиан со стороны турок  мы находим в воспоминаниях одного из предков Виктора Киранова – протоиерея Стефана  Киранова. Отец Виктор унаследовал от своих предков горячую преданную веру во Христа, и был,  несомненно,  духовно одаренным человеком,  пользующимся авторитетом среди своих собратьев. Он оставался настоятелем Вознесенского собора до момента его закрытия в 1928 году. Несмотря на все усилия, сохранить Вознесенский собор, более полувека являвшегося  духовным сердцем города — это не удалось. Он был взорван в 1929 году. Отец Виктор перешел в Покровскую церковь, которая и стала с этого момента  центральным храмом города. 

В ту пору, когда опасно было даже называться верующим человеком,  находились люди, которые не только неnovomucheniki отреклись от Бога, но и не побоялись принять священный сан. В Бердянске их было немного, всего двое – Михаил  Константинович Богословский и Александр Александрович Ильенков, но, без всяких сомнений, то были истинные пастыри Христовы.

Михаил Богословский родился 5 сентября 1883 года в селе Сошки Тамбовской губернии в семье псаломщика. Закончив духовную семинарию, в 1905 году он поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию,  которую окончил в 1909 году со званием кандидата богословия. После этого он переехал в город Симферополь и стал преподавателем догматического и нравственного богословия Таврической семинарии.   В 1921 году он был рукоположен во иереи архиепископом Таврическим Никодимом (Кротковым) и направлен в Вознесенский собор г. Бердянска.

Александр Ильенков род. 9 апреля 1896 года в поселке Судак в семье священника. Окончил Таврическую духовную семинарию. После революции он переехал в село Черниговку Бердянского уезда к своему отцу, прот. Александру Иоакимовичу Ильенкову. В 1924 году Александр Ильенков был рукоположен в священный сан будущим священномучеником  епископом Мелитопольским Сергием (Зверевым) и был направлен для служения в село Новопавловка. В 1930 году храм, в котором служил отец Александр, был закрыт и разграблен. Иерей Александр со всей своей семье был вынужден переехать в Бердянск, где стал служить в Покровском храме под началом протоиерея  Виктора Киранова.

В 20-е годы гонения на священнослужителей Бердянска и их аресты носили эпизодический характер, а их содержание под стражей длились от нескольких недель до нескольких месяцев. Однако это было только начало.  

В 1936 году был арестован архиепископ Днепропетровский Георгий (Делиев), к ведению которого в то время  относились и храмы нашего города. Органы НКВД обвинили его в создании на территории епархии контрреволюционной фашистской религиозной организации. Конечно, сегодня мы понимаем, что эти обвинения были абсурдны: фашистская идеология не поддерживала христианские ценности, поэтому даже в самой Германии по требованию национал-социалистической партии закрывались церкви, церковные школы и детские сады. К сожалению, архиепископ Георгий, не выдержав издевательств и тяжелых тюремных условий, в октябре 1937 года начинает давать «признательные» показания. Владыка Георгий оговорил не только себя, но и множество,  ни в чем не повинных священников и верующих людей. В этот список попали и священники города Бердянска.  Через 8 месяцев после признания архиепископа Георгия (Делиева), то есть  24 июня 1938 г. «черный ворон» приехал за  протоиереем Виктором Кирановым. Сразу же начались допросы и издевательства. От него требовали одного – подтвердить то, что сказал его  духовный руководитель Делиев.  Его убеждали, что чистосердечное признание спасет его от расстрела, как уже, якобы,  спасло архиепископа Георгия, который, как известно,  к тому времени был расстрелян. Киранов не сдавался. Он не желал оговаривать своих подчиненных. И тогда к нему опять стали применять пытки и издевательства. В конце концов, отец Виктор дал нужные следствию показания. Ночью 4 августа 1938 г. были арестованы:  священники Покровской церкви Михаил Богословский, Тимофей Саклаков и Иона Павлов, священник (на день ареста дворник местного курорта) Степан Малявин, священник (а на день ареста дезинфектор Красного Креста) Александр Драницын, священник (а на день ареста дворник обувной фабрики) Сергей Боримский, священник (а на день ареста санитар городского курорта) Иван Завадовский, священники  Нововасильевской Приазовского района церкви Федор Илиевский и Евгений Черненко, священник (на день ареста сторож Бердянского отделения «Союзпортторга») Александр Ильенков, священник (а на день ареста сторож) Покровской церкви г. Бердянска Георгий Ханецкий, священник (а на день ареста сторож дома отдыха им. Тельмана) Константин Шарков.

Всем им сразу же показали «чистосердечное» признание благочинного Виктора Киранова, и такие же признания архиепископа Георгия (Делиева). Задержанным ничего не оставалось, как тоже во всем «сознаться» и подписать те показания, которые писали за обвиняемых сами  следователи.

Вскоре всех задержанных перевели из Бердянского КПЗ в Днепропетровскую тюрьму. От своих сокамерников – политзаключенных они узнали, что все «чистосердечные» признания из них выбивали не стой целью, чтоб сохранить им жизнь, а наоборот, чтобы невозможно уже было смягчить наказание. Есть свидетельства того, что как только протоиерей Виктор Киранов осознал это, он попытался связаться в тюрьме со всеми арестованными по этому делу священниками, и дал им совет отказаться от своих признаний. Они последовали этому совету и с того момента были непреклонны. Из допроса протоиерея Виктора Киранова 4 марта 1939 г.:

— Материалами дела Вы полностью изобличены в осуществлении активной антисоветской деятельности. Следствие предлагает Вам дать исчерпывающие показания по этому вопросу.

— Антисоветской деятельности я никогда не проводил. И по этому вопросу дать следствию показания не могу.

— На очных ставках со свидетелями Зверевым, Григорьевым и Киселевым Вы изобличены в антисоветской деятельности, перестаньте упорствовать.

— Свидетели Зверев, Григорьев и Киселев меня оклеветали.

— В показаниях, данных следствию 25 июня 1938 г. Вы указали, что привлекли в состав контрреволюционной организации ряд служителей религиозного культа. Расскажите об этом более подробно, где и при каких обстоятельствах Вами это было осуществлено?

— В показаниях 25 июня 1938 г. я себя оговорил и лиц, которых я назвал, также оговорил.

  Почему же Вы дали показания, в которых оговорили себя и других лиц?

— Я был вынужден давать эти показания и подписывать их, не читая.

Несмотря на отказ от своих показаний, на основании ложных свидетельств и обвинений все арестованные бердянские священники были подвергнуты суду. 

29 октября 1939 г. решением особого совещания все священники, проходящие по делу о контрреволюционной фашистской организации, были признаны виновными и получили наказание в виде 5 лет лишения свободы. Протоиерей Виктор  Киранов  получил 8 лет лишения свободы.

Это люди удивительной судьбы блистающей святости! Они вместе служили, они оказались в одном бараке в лагере, они вместе предстоят пред Божиим престолом в мученических венцах – и вместе помогают нам, продолжая окормлять бердянских прихожан, утешая, вразумляя, светя своим примером.

Там, в сталинских лагерях, продолжилось испытание веры, оклеветанных бердянских священников. Никто из них не дожил до дня своего освобождения, и тем более, до реабилитации.

Но, их канонизировали! Они все святые – явленные и неявленные нам. Те, кто сохранил свою веру и свою верность Церкви и Богу. Те, кто не предал. Священномученик митрополит  Серафим (Чичагов), современник и участник тех страшных событий, говорил: «Кто останется сейчас верен святой апостольской Церкви – тот спасен будет. Многие сейчас из-за преследований отходят от Церкви, другие даже предают ее. Но из истории хорошо известно, что и раньше были гонения, но все они окончились торжеством христианства. Так будет и с этим гонением. Оно окончится, и православие снова восторжествует. Сейчас многие страдают за веру, но это — золото очищается в духовном горниле испытаний. После этого будет столько священномучеников, пострадавших за веру Христову, сколько не помнит вся история христианства».  И нам сегодня этих слов забывать нельзя!!!

В 2000 году на юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви в числе более тысячи новомучеников и исповедников российских были прославлены и три наших соотечественника. Это протоиерей Виктор Киранов, протоиерей Михаил Богословский, иерей Александр Ильенков. Двое из них изображены на иконе Собор новомучеников и исповедников российских. Решением собора было установлено праздновать дни памяти новомучеников бердянских: священномученика Александра Ильенкова 14 марта, священномученика Михаила Богословского 28 марта и священномученика Виктора Киранова 30 марта. А в 2008 году произошло еще одно радостное и значимое событие: распоряжением Преосвященнейшего Елисея епископа Бердянского и Приморского от 01.02.2008 г., и по благословению Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира на территории Бердянской епархии был установлен особый день празднования  памяти новомучеников бердянских, который отмечается ежегодно в четверг третьей седмицы по Пасхе. Бердянские новомученики – это люди удивительной судьбы и блистающей святости! Они вместе предстоят пред Божиим престолом в мученических венцах – и вместе помогают нам, продолжая окормлять бердянских прихожан, утешая, вразумляя, светя своим примером.

Святые новомученики бердянские, Викторе, Михаиле и Александре, молите Бога о нас!