О богатом юноше

Слово в Неделю 12-ю по Пятидесятнице

richmanВо имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Где взять нам мужество и самоотверженность тех, кто всё оставив, уходили в пустыню или принимали мученическую кончину? Давно ли Церковь наша была на кресте, когда все верные Господу уповали только на благодать и, лишенные всего, ничего не имели, кроме сокровища на небесах? Но и в наши — относительно спокойные дни — каждому без исключения дается смерть как потеря всего или как Пасха Господня.

Евангелие повествует о богатом юноше, искавшем спасения и вопрошавшем о нем Господа. И вот, некто, подойдя, сказал Христу: Учитель благий! Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?

Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди.

Говорит Ему юноша: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и люби ближнего твоего, как самого себя.

Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?

Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.

Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.

Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?  Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно.

Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? К сожалению, немногие люди задаются этим вопросом. Вопрос же человека, подошедшего к Господу Иисусу Христу, показывает его беспокойство о своей вечной участи. Все есть у этого богатого человека, одного ему недостает — благодати. Не напоминает ли он многих из нас, все соблюдающих, хранящих уставы Церкви, честно проходящих свой жизненный путь со строгостью, иногда, может быть, даже чрезмерной по отношению к себе? Господь показал ему и всем, что совершенно недостаточно исполнять только ветхозаветные заповеди, те десять заповедей, которые и вы знаете. Если мы не убийцы, не воры, не лжесвидетели, не прелюбодеи, то разве мы уже святы, разве мы чисты перед Богом?

Все заповеди Ветхого Завета только запрещают самые грубые грехи — безобразные, смердящие грехи. Они предназначены были для народа грубого, подлежащего элементарному исправлению.

Господь наш Иисус пришел не нарушать закон, а исполнить его. А слово «исполнить» на славянском языке имеет два значения — «исполнить» и «дополнить». Иисус Христос говорил о том, что блаженны, святы и чисты перед Богом и наследуют Царство Небесное не те, кто только не вор, не убийца, кто исполнил заповеди Синайского закона, а те, кто обладает высшим совершенством духовным, те, кто полон смирения, чьи очи источают потоки слез о грехах своих, слез умиления перед Крестом Христовым, слез сокрушения перед теми ужасами, которые окружают нас в жизни нашей.

«Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Этими словами Господь Иисус Христос, наш Спаситель, показал, что подобное обращение, для человека как будто бы слишком возвышенное, в данном случае подходит по той причине, что Он есть не просто человек, но Бог. Иначе говоря, слова Его нужно понимать так: если ты считаешь Меня просто человеком, не называй Меня благим; если же называешь Меня благим, тогда верь в то, что Я — Бог.

«Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди» — эти простые слова мы также не понимаем. Мы желаем наследовать жизнь вечную, хотим, чтобы Господь простил наши грехи, но не понимаем, казалось бы, совершенно простой вещи.

«Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать и люби ближнего твоего, как самого себя». Здесь перечислены только те заповеди, которые относятся к ближнему, к человеку, но нет тех, которые говорят о правильном отношении к Богу, поскольку юноша право исповедовал веру, закон Моисеев и не нуждался в заповедях, относящихся к богопочитанию. Нужно сказать, что это напоминание Господа относится и к нам, оно очень нам близко. Мы тоже правильно верим: правильно исповедуем истину, правильно верим в Бога. И хотя догматы понимаем в разной степени, но все мы, самое меньшее, знаем Символ Веры, принимаем его и признаем истинным исповеданием. Однако заповедями, относящимися к ближнему, мы пренебрегаем и считаем, что только одной нашей правой веры уже почти достаточно для спасения. Конечно же, заповеди, о которых в этом евангельском повествовании Спаситель напоминает юноше, мы должны исполнять более строго. Если же покаемся — просто скажем о них на исповеди, без всякой епитимьи, без должных покаянных трудов, — то уже считаем, что нас обязаны простить. Словно наше дело — грешить, а Божие — всегда прощать, что бы мы ни сделали. Когда же священник хочет к нам применить некоторую малую строгость для того, чтобы мы лучше покаялись (не из желания досадить, а с целью помочь нам осознать тяжесть греха), то в нас это вызывает возмущение. «Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?» Исполнив все то, чего мы, православные христиане, почти не делаем, он все-таки испытывал беспокойство. Он понимал, что этого мало для того, чтобы наследовать жизнь вечную. Совесть его упрекала, он искал чего-то большего. Юноша хотел твердой надежды на вечную жизнь. Мы же, беспристрастно посмотрев на себя, увидим, что если нам удается исполнить только первоначальные, еще несовершенные, заповеди Моисеева закона, то мы успокаиваемся и считаем, что нам вход в Царствие Небесное уже обеспечен.

«Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною». В ответ на этот призыв к высшему совершенству юноша отошел от Господа скорбя, так как у него было большое имение. Следовательно, богатство, которым он обладал, стало таким его кумиром, расстаться с которым он не мог. Этого кумира он предпочел даже жизни вечной, к которой, по-видимому, искренно стремился. Имея в виду эту страсть, Господь сказал ученикам Своим: «истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное». Богатому, не только в буквальном смысле слова, но и тому, кто только желает чем-либо обладать, кто имеет привязанность к миру или даже свое малое имущество считает чем-то вожделенным и чрезвычайно им дорожит. Точнее было бы сказать, что трудно богатому привязанностями войти в Царство Небесное.

«И еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие». Некоторые полагают, что речь здесь идет о воротах в Иерусалиме, которые называются «игольные ушки» за их тесноту. Другие считают, что слово «верблюд» на греческом языке совпадает со словом «канат». По тому или другому толкованию выходит, что богатому войти в Царствие Небесное либо невозможно, либо чрезвычайно трудно, почти невозможно — именно надеющемуся на богатство, на что-либо, чем он обладает. Это может быть и ум, и образование, и связи, могут быть мечты о каком-то богатстве или земном успехе и зависть, в конце концов, к тем людям, которые все это имеют. Вот что понимается в Евангелии под богатством. Бывает, что человек не обладает ничем, совершенно нищ и убог, но имеет необыкновенную привязанность к миру, потому что завидует тем, кто преуспевает в отношении земного благополучия. Если я беден и завидую богатым, всех их проклинаю и осуждаю, говоря, как это сейчас модно, что всякий богатый человек обязательно бандит и все они нечестные, то говорю я так от зависти, и только от зависти. Ведь на самом деле я не знаю, кто честен, а кто нет. Эта зависть также делает нас привязанными к земле, правильнее сказать: обличает нашу привязанность к земле. И такому человеку тоже трудно — если не более трудно — войти в Царствие Небесное.

Услышав слова Господа, ученики Его весьма изумились и сказали: « Так кто же может спастись?». Действительно, слова Спасителя казались чрезвычайно странными, ведь богатство и земное благополучие в то время считались признаком Божия благоволения к человеку. Да и сейчас, честно сказать, мы думаем так же. Когда испытываем неприятности, терпим болезни, материальные лишения, мы начинаем усиленно молиться, считаем, что нормальное положение — это такое, при котором у нас все благополучно. Когда же возникают трудности, то это, по-нашему, наказание Божие. Если мы, христиане, так к этому относимся, то что же говорить о людях того времени? Богатство, множество детей, здоровье близких, их преуспеяние в земном отношении — все это считалось признаком благоволения Божия. И вдруг оказывается, что такому человеку трудно, почти невозможно войти в Царство Небесное. Ученики, естественно, изумились: «Так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно». Ученики действительно поняли, что не только богатый, но и завидующий богатому, и имеющий какое-либо, даже малое, пристрастие, правильнее сказать — сильное пристрастие к чему-то малому, также с трудом может войти в Царствие Небесное. «Кто же может спастись?» И Спаситель открыл им истину: «Человекам это невозможно, Богу же все возможно». Мы спасаемся не своими усилиями, но только Бог может нас спасти. Поэтому на первое место выступает добродетель молитвы. Мы должны молиться, умолять. Мы должны понять, что от этого зависит наше спасение.

Вот о чем мы должны всегда думать, вот что должно нас беспокоить. Мы должны осознавать себя погибающими и умолять, просить Бога о спасении, делать все, что в наших силах, и не думать, будто мы уже много сделали. Никакие наши дела недостаточны для спасения. И юноша думал, что сделал уже довольно, однако совесть его беспокоила, и, в конце концов, оказалось, что он не может совершить следующий шаг. Поэтому будем всячески понуждать себя к исполнению заповедей и к покаянию через непрестанную молитву, будем стараться изо всех сил. Аминь.