Слово в Неделю о мытаре и фарисее

Слово в Неделю о мытаре и фарисее

FariseyНачиная с недели «Мытаря и Фарисея» наша Святая Церковь своими песнопениями и Евангельскими чтениями начинает готовить верных чад своих к подвигам поста и покаяния.

Трогательная песнь: «Покаяние двери отверзи ми Жизнодавче…» возбуждает у нас сознание нашей греховности и молитву к Богу о помиловании. Евангельское чтение на литургии учит нас и самой молитве, показывает нам, какова должна быть эта молитва.

В прочитанном Евангелии мы слышали притчу Господа нашего Иисуса Христа о мытаре и фарисее.

«Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь», так начал Господь свою притчу. После этого Господь поведал, какими помышлениями выразилось состояние души каждого из тех, кто молится. В лице мытаря Он показывает нам образец истинной, исполненной смирения и покаяния, приятной Богу молитвы, а в лице фарисея Господь представляет нам пример молитвы, исполненной гордости и презрения к другим, влекущей за собой не оправдание и помилование, а осуждение и отвержение Богом.

Рассмотрим их повнимательнее, чтобы вникнуть в смысл и характер молитвы того и другого, понять их душевное состояние и, следовательно, узнать, чему надо подражать, а чего остерегаться.

Впервые упомянуто о секте фарисеев во второй половине II века до Р.Х. Предшественниками фарисейства были два религиозно — национальных течения: соферы («книжники») и хасидеи («благочестивые»).

Раскол в течении «хасидим» послужил к образованию нового движения — «нерушим» («отделённые»; греч. «фарисеи»). В отличии от хасидеев, фарисеи выступали уже как религиозная партия, имеющая огромное влияние на народ. Отстраненные от светской власти фарисеи взяли на себя функции духовных вождей, они все усилия направляли на достижение реальной духовной власти, Ко времени Пришествия Иисуса Христа секта фарисеев являлась наиболее многочисленной, а влияние её было почти повсеместным. Довольно успешно исполняя внешнюю формальную сторону Закона, обходя внутренний смысл заповедей, фарисеи последовательно развили идею своего превосходства и возымели притязание на необычную святость, но во многих случаях поступали вопреки Закону и оказывались лицемерами, корыстолюбцами и гордецами. За это их обличал Господь Иисус Христос, в особенности же за то, что они выставляли напоказ народу свои подвиги: молитву, раздачу милостыни и др.

Мытари — это сборщики римских податей и пошлин. Для сбора пошлин римлянами устраивались особенные дома. Главные сборщики,  на откуп право сбора пошлин, передавали за деньги это право другим лицам, которые различными путями «выбивали» подати для Рима у своих соплеменников с. выгодой и для себя, Хищение, обман, вымогательство и насилие сопровождало их деятельность. Их ненавидели иудеи. Понятия «грешник», «язычник» и «мытарь» значили одно и то же.

Вот один из таких мытарей зашёл в храм помолиться. Он не пошёл вглубь храма, а стал у входа. Болезненные страдания души согнули его, не позволяя перевезти взгляд вверх и на окружающих. Ударяя себя в грудь, он произносил только пять слов: «Боже! Милостив буди мне грешнику!»

Зашёл помолиться в храм и фарисей. Он, пока шёл к храму, раздал много милостыни. Перед ним шёл слуга, громко трубя, приглашая желающих, лично, из рук такого уважаемого человека, получить милостыню. Внешний вид, осанка, речь свидетельствовали о его святости. Он два раза в неделю постился, жертвовал храму десятую часть от своего имущества (правда оттого, что было не нужно или не представляло ценности). При входе он заметил мытаря. Негодуя в душе на него, так как нередко иудеи не позволяли мытарям входить в храм, он прошёл и стал впереди, чтобы послужить назиданием собравшемуся народу и привлечь внимание к себе, для его же пользы. Так, обыкновенно, оправдывает свои действия тщеславие.

Иногда он становился и в глубине храма, потом внезапно выходил перед народом, чтобы сильнее поразить величиной своего сана и высотой «смирения».

Лицо мытаря выражало печаль. Лицо фарисея сияло самодовольством. Но это было не всегда: он принимал различный вид, смотря по надобности.

Молился фарисей сравнительно больше мытаря. В молитве он поблагодарил Бога за то, что он не такой, как другие люди — грешники, отметил свои достоинства и добродетели, осудил мытаря, и, с чувством исполненного долга удалился из храма, послужив назиданием для собравшегося народа.

Но Бог иначе отнёсся к молитве фарисея и молитве мытаря: фарисей ушёл осуждённым, а мытарь — оправданным.

Словами редко кто из нас говорит как фарисей, но в сердечном чувстве редко кто таким не бывает.

Сознание своей греховности потрясло сердце мытаря, а ослеплённый гордостью фарисей не видел за собой никаких недостатков, хотя их у него было так много. В своей молитве фарисей указал, что он не грабитель, не обидчик, не прелюбодей, не такой как мытарь и другие люди.

Часто бывает, что человек, приступая к таинству исповеди, говорит те же слова: «Ничего в своей жизни плохого я не делал: не воровал, не убивал, только такой — то нехороший человек не даёт нормально жить» или что-нибудь в этом роде. Исповедавшись и причастившись, уйдём ли мы оправданными и прощёнными?

Итак, для Бога, Судьи нашего, более угоден великий грешник, искренне кающийся в своих грехах, чем мнимый праведник, который не видит за собой ничего плохого.

«Всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя — возвысится», — такими словами Господь Иисус Христос закончил свою притчу. Аминь.

Иерей Геннадий Шаповалов,

с. Зеленовка