Слово в Неделю по Рождестве Христовом

Слово в Неделю 33-ю по Пятидесятице, по Рождестве Христовом

IMG_8627Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

       После ухода волхвов, Ангел Господень, явившись во сне Иосифу, повелел ему: «востав, поими Отроча и Матерь Его, и бежи во Египет, и буди тамо, дондеже реку ти: хощет бо Ирод искати Отрочате, да погубить», что он и исполнил, отправившись туда ночью. Египет находился на юго-запад от Иудеи, и до границы его надо было идти свыше 100 километров. Он тоже тогда был римской провинцией, в нем жило много иудеев, они имели там свои синагоги, но туда не простиралась власть Ирода, и святое семейство, остановившись там у своих соотечественников, могло чувствовать себя в безопасности. На вопрос, почему Христос не спас себя сам от Иродовых убийц, св. Златоуст отвечает: «Если бы Господь с первого Своего возраста начал творить чудеса, то Его не стали бы признавать Человеком» (Беседы на Матф. VII).

       Ирод разгневался, когда волхвы не вернулись в Иерусалим, счел себя «поруганным», осмеянным ими, хотя они и не имели в мысли насмеяться над ним, и это привело его в еще большую ярость. Выведав от волхвов, что звезда явилась им около года назад, он заключил, что Младенец теперь, если и старше года, то моложе двух лет, а потому и издал жестокий приказ избить в Вифлееме и его окрестностях всех младенцев «от двух лет и ниже», в расчете, что в числе их окажется и Христос. Посланные Иродом воины исполнили бесчеловечный приказ. По преданию, в Вифлееме и его окрестностях было убито около 14000 младенцев. Повсюду раздавались крики матерей, которые безутешно плакали о своих детях. Эти невинные младенцы были первыми мучениками, пролившими свою кровь за Христа. Их память Православная Церковь отмечает ежегодно одиннадцатого января. Такая жестокость была совершенно в характере Ирода, о котором, по свидетельству иудейского историка Иосифа Флавия, известно, что он, из пустой подозрительности, велел задушить свою жену и умертвить трех своих сыновей. Когда об этом доложили императору Августу, то он сказал: «У Ирода лучше быть животным, чем сыном».

Это страшное избиение было одним из знаменательных событий, сопровождавших рождение Спасителя. Оно, как совершенное ради явившегося Мессии, вместе с предшествующими событиями и общим ожиданием Его, послужило теперь уже определительным знаком Его явления в мире и придало этому явлению еще большую известность. Вместе с этим, оно ознаменовало, что уничиженный с самого рождения Предвечный Младенец начал страдать — сначала страданиями ради Его избиенных; да и сами младенцы Вифлеемские, крещенные не водою, а кровию, явились в преддверии христианской Церкви предтечами тех мучеников, которые своею кровию освятили оскверненную землю, дабы она сделалась достойной к восприятию Божественного учения.

Царствование Ирода продолжалось недолго. Согласно свидетельству того же историка Иосифа Флавия, по прошествии некоторого времени нечестивый царь скончался в ужасных мучениях, проклинаемый своим народом.  И теперь им предстояло вернуться на родину.

Сколько времени прожили Святые Странники в Египте, неизвестно. Вскоре после смерти Ирода  Ангел явился во сне Иосифу и сказал: «встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души Младенца».  (Заметим при этом, что и в Вифлееме и в Египте Ангел являлся Иосифу, не имевшему уже более сомнений касательно целомудрия Марии, и уже не называл Ее женою его, но только Матерью рожденного; по отшествии волхвов он явился во сне Иосифу и сказал: «встань, возьми Младенца и Матерь Его (а не жену твою), и беги в Египет» (Матф 2,13); а также и пред возвращением из Египта сказал: «встань, возьми Младенца и Матерь Его, и иди в землю Израилеву» (Мф. 2,20)). Иосиф встал, взял Младенца и Матерь, и пошел в землю Израилеву. Ангел говорит «иди», а не «беги» как говорил прежде, потому что не было никакой нужды спешить, можно было спокойно останавливаться на пути для необходимого отдыха Младенца и Матери Его. Умерли, — говорит Ангел, — враги, искавшие души Младенца. Умер Ирод, а перед смертью убил сына своего Антипатра, такого же жестокого, как и сам Ирод. Потеряли силу и все клевреты Ирода, служившие его безумию и злобе. Он встал, взял Младенца и Матерь Его и пришёл в землю Израилеву. Услышав же, что Архелай царствует в Иудее, вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти… Иосиф же только и ждал сигнала. Он хотел было поселиться в Вифлееме, но узнал, что Архелай не отстаёт от отца в жестокости, и убоялся. При самом вступлении на престол Архелай уже успел показать свою жестокость: в праздник Пасхи он умертвил три тысячи Иудеев за то только, что они были не расположены к нему. Слух об этом дошёл до Иосифа, и праведный старец, увидев, что Господу не угодно употреблять чудеса и знамения без крайней нужды, убоялся, как бы не пришлось подвергнуть Младенца и Матерь Его трудностям нового дальнего пути или другим затруднениям. Но, получив во сне откровение, пошел в пределы Галилейские, которые принадлежали не жестокому Архелаю, а слабому и беспечному брату его Ироду Антипе. По смерти Ирода Римский император разделил царство его на четыре части, по числу сыновей Ирода, и потому самих их назвал не царями, а четверовластниками, по-гречески тетрархами, как они и называются в Евангелии. Иосиф  поселился в городе, называемом Назарет, да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречётся. Святое Семейство вернулось туда, где они и жили прежде, где у Иосифа было, конечно, готовое родовое жилище, и где жили его дети от первого брака. Назарет — это небольшой городок в Галилее. Он расположен в нагорной лощине и отличается прекрасным месторасположением и здоровым благорастворенным климатом. Здесь Господь наш провел Свое детство и юность до тридцатилетнего возраста. Здесь возрастал Он духом и телом в повиновении Своей Матери и мнимому Своему отцу, плотнику Иосифу. Евангелист добавляет, что именно Назарет, а не какое-либо другое место было избрано для Его жительства. Он, Евангелист, говорит пророками, а не одним каким-нибудь пророком. Поэтому не нужно искать этого пророчества прямо и буквально у кого-либо из пророков: такого пророчества нет, но у каждого пророка найдёшь не одно место (Ис. 52:2,3, Пс. 21), где Христос изображён в уничижённом состоянии, а Назарет и был такой ничтожный городок, по мнению Иудеев, что о нём не иначе отзывались они, как с уничижением. (Ин. 1:46) И, действительно, Самого Господа Иисуса часто называли они с презрением Назарянином, и Господь наш не стыдился этого имени, подавая нам пример смирения. Словом Назорей в ветхом завете (Суд. 13:5) назывались люди, посвятившие себя Богу. А Христос Спаситель наш есть Святейший святых Освятитель наш, и потому Он — совершеннейший Назорей в самом высоком смысле этого слова. Аминь.

Автор: протоиерей Анатолий Бусел