baner

Священномученик Димитрий Киранов, пресвитер

Родился 31 марта 1879 года в с. Мануйловке Бердянского уезда Таврической губернии, старший сын священника о. Михаила Стефановича Киранова и Ефросинии Георгиевны (урожденной Стоичевой). Его братья Стефан и Виктор также стали священниками.

В 1900 году окончил Таврическую духовную семинарию.

С 1900 года служил псаломщиком в с. Диаконовке Бердянского уезда Таврической губернии.

В 1904 году рукоположен в сан диакона, затем — священника. Определен вторым священником Иоанно-Богословского храма села Ивановка Мелитопольского уезда Таврической губернии и законоучителем местной церковно-приходской школы.

В 1909 году назначен настоятелем Вознесенского храма села Малая Токмачка Бердянского уезда Таврической губернии и законоучителем местной церковно-приходской школы.

В 1913 году переведен вторым священником Иоанно-Златоустовского собора Ялты. Молодой и энергичный батюшка сразу же включается в религиозную и общественную жизнь города: преподает Закон Божий в школах — Штангеевской, Пушкинской, Чеховской, состоит членом городского попечительства по призрению семей низких чинов. Проповеди о.Димитрия, истовое богослужение привлекали в храм множество народа.

20 августа 1923 года в Ялту прибыли обновленцы: прот. Сергей Баженов и «архиепископ» Александр Введенский, в сопровождении агента ГПУ. Они потребовали себе собор Александра Невского, а в случае отказа грозили карой всему городскому духовенству. Настоятель решительно отказался передавать храм живоцерковникам и через полчаса был вызван с еще пятью священниками в ГПУ. о. Димитрий Киранов был в числе арестованных, он обвинялся в поминовении патриарха за богослужением и посылка ему приветствия со вступлением в руководство Церковью. Вечером того же дня все арестованные были направлены в Симферополь.

Во время допросов в Симферопольской тюрьме следователь предложил «добровольно» дать подписку в том, что о.Димитрий и другие священники покинут в 1,5-месячный срок пределы Крыма и Екатеринославской губернии сроком на 1 год. Священникам пришлось дать такую подписку с обещанием неразглашения сведений о подписке. Выйдя из заключения, священники тут же подали ходатайства об отмене приговора.

15 декабря 1924 года был возведен в сан протоиерея управляющим Таврической епархией архиепископом Александром (Раевским) (по резолюции патр. Тихона).

После освобождения продолжил служение в Иоанно-Златоустовском соборе Ялты, 10 сентября 1928 г. назначен настоятелем собора.

В 1929 г. был сослан единственный девятнадцатилетний сын о. Димитрия — Лев Киранов.

В 1929 г. был подвергнут штрафу на сумму 2 тыс. рублей; в 1930 г. его приговорили к 5 месяцам принудительных работ с удержанием 50% зарплаты; в декабре 1931 г. он был оштрафован милицией за «допущение к богослужению постороннего собору ялтинского священника»; в апреле 1931 г. власти пытались закрыть часовню, свт.Николая, принадлежащую собору, овладеть ее имуществом и потом ликвидировать, но о.Димитрий запер часовню и ушел, тогда ему определили внести в казну 1113 руб., на которые было похищено имущество из часовни — прихожане быстро собрали нужную сумму.

9 марта 1932 года был арестован в Ялте сотрудниками ОГПУ. Обвинялся в «антисоветской агитации, роспуске контрреволюционных провокационных слухов об органах власти, незаконном сборе денег среди верующих». В предъявленных ему обвинениях виновным себя не признал.

4 июня 1932 года был приговорен к 3 годам высылки в Казахстан.

С 1932 по 1935 год отбывал ссылку в Алма-Ате. После ссылки измученный и больной о. Димитрий вернулся в Ялту.

В 1935 году назначен настоятелем Александро-Невского собора Ялты. Продолжал служить, горячо проповедовать, защищая и оберегая островок православия, сохранившийся в открытом море воинствующего безбожия. Чтобы как-то выжить, на собрании было решено часть денег выделить для создания фонда материальной помощи арестованным церковнослужителям, членам общины и их родственникам.

20 октября 1937 года был арестован как «руководитель контрреволюционной группировки церковников». Обвинялся в том, что «входил в состав контрреволюционной группировки церковников, проводил антисоветскую пропаганду среди верующих, участвовал в создании секретного денежного фонда для оказания помощи заключенным церковникам». Виновным себя не признал. Содержался под стражей в Симферопольской тюрьме «по второй категории».

Местная Ялтинская газета «Курортные известия» в статье, подписанной инициалами Н.Г., «Подрывная антисоветская деятельность церковников в Ялте» ликовала по поводу разоблачения «шайки провокаторов и врагов народа во главе с попом Кирановым», устраивавших нелегальные собрания с чтением «погромной черносотенной литературы». В статье инкогнито Н.Г., выполняя социальный заказ, обвинял «эту вражескую свору» в «фашистских настроениях», в «участии в уголовных делах», и даже в том, что «некоторые члены церковного совета занимались мужеложеством», потому что «они достаточно усвоили «мораль» гитлеровских молодчиков».

1 декабря 1937 года тройкой при НКВД по Крымской АССР был приговорен к расстрелу с конфискацией личного имущества.

4 января 1938 года был расстрелян в Крыму.

В 1989 году был реабилитирован Прокуратура Крымской области УССР по 1937 году репрессий.

11 июня 1997 года был причислен к лику местночтимых святых Крымской епархии.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Русских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.